А кто ваш ребенок: индиго, высокочувствительный или гиперактивный?

История Индиго

В конце 70-х — начале 80-х годов прошлого столетия стали рождаться дети, не похожие на обычных мальчиков и девочек. Врачей поражали совершенно взрослые глаза этих младенцев. Обычно новорожденные не могут сфокусировать взгляд, эти же дети смотрели в упор и не по-детски пристально. Дети подрастали, и у родителей возникала масса проблем в общении с ними: не хотят учиться в школе, не слушаются, не принимают внушения и поучения, трудно входят в контакт со сверстниками, но очень способны и талантливы. В США таким детям врачи часто ставили диагноз – «синдром дефицита концентрации внимания плюс гипер-возбудимость» и лечили их психотропными таблетками, нанося огромный вред здоровью этих детей. Однако дальнейшее изучение этих особых детей поразило учёных. Их умственные способности оказались чрезвычайно высоки. Выявилось, что они прекрасно развиты и образованы, и имеют знания, намного превосходящие школьную программу. Американский психолог Ли Кэрролл доказал, что эти дети по интеллектуальным способностям и познанию мира оставляют далеко позади себя своих родителей и, тем более, сверстников. Это – умные и развитые дети, но не желающие подчиняться привычным стереотипам поведения. Они – чрезвычайно одарённые существа с особой программой жизни, о которой сами эти дети прекрасно знают.

После выхода книги в 1982 году книги американского психолога, биоэнергетика и ясновидящей Нэнси Тэпп «Как цвет помогает лучше понять твою жизнь», закрепилось понятие «Дети Индиго». Доктор Тэпп изучала ауры детей, которые она видела. Так было обнаружено, что со временем в обществе меняется преобладающий цвет человеческих аур. В начале 80-х годов XX века Тэпп впервые увидела над головой новорожденного младенца ярко синий цвет, цвет индиго, или «фиалковый» цвет. Дети с аурой индигового цвета стали открытием XX века. Дети Индиго совершенно отличаются от детей других поколений. Они обладают высокоразвитым сознанием и повышенной восприимчивостью, необычайным умом и мудростью, огромной интуицией, способностью к ясновидению и чтению мыслей и т.п.

Эмоциональная оценка результатов

В книге “Общаться с ребенком. Как?” психолог Ю.Б. Гиппенрейтер пишет: “Ваш ребенок чему-то учится. Общий итог будет состоять из нескольких частных результатов”. Это о чем?

Первый результат — знание или умение, которое он освоит.

Второй — тренировка общей способности учиться.

Третий — эмоциональный след от занятия: удовлетворение или разочарование.

Наконец, четвертый результат — след на ваших взаимоотношениях с ним, если вы принимали участие в занятиях. Здесь итог также может быть либо положительным (остались довольны друг другом), либо отрицательным (друг другом остались недовольны).

Запомните, говорит Юлия Борисовна: родителей подстерегает опасность ориентироваться только на первый результат (выучился? научился?). Ни в коем случае не забывайте об остальных трех. Они гораздо важнее.

А теперь представим: мы с вами решили чему-то научиться

Вязать крючком, готовить торт “Наполеон”, владеть Photoshop на уровне профи — неважно. И вот мы пыхтим, у нас сначала не очень получается, потом вроде получается, потом что-то пригорело, спустило петлю, забыли, где искать фильтр, — потом опять получается

В итоге мы с гордостью смотрим на кривой шарф, кривобокий торт и немножко кривовато обработанный портрет. И тут сверху голос: “А чего так криво-то? Могло быть и лучше”. Это, скажем, муж, мама или господь бог, которые желают вам добра, хотят указать на ошибки и объяснить, как лучше. Ну как, вам захочется продолжать учиться?

Так вот: какая разница, криво ваш ребенок построил дом из Лего или не криво? Он, вспомните, не мог даже липучку на сандалике застегнуть и пять минут тихо посидеть, а тут дом построил. Круто?

Некоторые специалисты считают, что за очевидные и простые вещи детей хвалить не надо. Надо так: “Мама, я нарисовал солнышко”. — “Вижу”. Не согласна. Во-первых, для маленьких зайцев ничто не является очевидным — они учатся всему. Во-вторых, простым тоже поначалу не является ничто (как там ваш “Наполеон” — с первого раза получился как на картинке?). А в-третьих, если мы не будем хвалить наших детей, то кто их похвалит?

Другой вопрос, что прославлять за каждую мелочь, падать в обморок от экстатического восторга при виде нарисованного солнышка не обязательно. Гиперреакция радости не равна. А у нас тут радость, и ребенок, кстати, учится радоваться вместе с вами.

Как воспитывать Детей Индиго?

Индиго не поддаются обычным приёмам воспитания, с помощью которых их родителям в своё время внушались определённые идеи и правила поведения. Чувством стыда и чувством вины их невозможно склонить на свою сторону, а тем более ограничениями и наказаниями. Их «воля» оказывается сопоставимой с волей родителей и других форм власти. Но это у них не «своеволие», это их собственная правда жизни Задача родителей – не управлять ими, а только направлять. Получая поддержку, признание, одобрение, эти дети могут доставить родителям истинное счастье. В противном случае они ведут себя с беспримерным упорством, борясь с глупым авторитаризмом взрослых.  Индиго – не плод земной человеческой эволюции, но это надежда для всех нас. Необходимо, чтобы главным в школе стал ребёнок, а не учитель старого и отжившего. Родители же должны считать главным способом воспитания – доверительные, дружеские беседы с детьми, беседы «на равных». Нужно также всегда помнить о «сверхспособностях» Индиго, о том, что эти дети видят всех людей насквозь. Они чувствуют настроение и переживания родителей очень остро и точно. Эти дети чрезвычайно чувствительны к энергиям и способны улавливать вибрации на огромных расстояниях. Потому гнев, раздражительность, плохое настроение, стресс родителей могут вызвать у ребёнка очень тяжёлую реакцию. Они хотят, чтобы не только они, но и вы пребывали в спокойствии и чувствовали свою безопасность в общении друг с другом.

Основной принцип воспитания Детей Индиго — помнить, что эти дети принадлежат всему Миру, что они чаще всего выше своих родителей духовно и нравственно, и… много больше знают!

Быть особенным – это трудно. Порой они чувствуют себя одиноко, как белые вороны, а это ранит. Если вы станете убеждать их, что они ничем не отличаются от всех остальных, это не поможет, они знают, что отличаются. Вместо этого помогите им увидеть, что это различие – в их пользу. Спросите их, хотят ли они быть похожими на других, приводя особые примеры; скорее всею они скажут “нет”. Эго напомнит им об их собственном выборе быть теми, кем они являются. Самое тяжкое для Детей Индиго – авторитарность учителей и родителей. Дети Индиго – существа независимые, что есть очень хорошее качество. Предыдущие поколения страдали именно от боязни чужого мнения и чувства вины, от страха и недоверия к интуиции. Свобода очень важна для Детей Индиго. Настоящая же свобода неотделима от ответственности за принятые решения и за сделанный выбор. …Родители должны не только направлять, поддерживать и вдохновлять своих детей, но позволять им извлекать уроки из собственных ошибок самостоятельно. Индиго становятся особенно дерзкими, если чувствуют, что чужая воля давит на них.

Советы о том, как строить отношения с Детьми Индиго:

  1. Если вы хотите, чтобы индиго что-то сделал, никогда не приказывайте ему. Нужно только просить, при этом приводить обоснованные доводы, для чего это необходимо сделать;
  2. Малыши индиго не любят, когда с ними общаются, как с маленькими. Их нужно воспринимать как равных себе;
  3. Никогда не пытайтесь обмануть такого ребенка. У них очень развито чувство справедливости. Уличив вас во лжи, они навсегда потеряют чувство уважения к вам;
  4. Давайте своему малышу как можно больше самостоятельности, чрезмерная опека окажет плохое воздействие;
  5. Будьте готовы к тому, что у вашего ребенка могут быть совершенно разные взгляды на самые простые вещи. Не воспринимайте в штыки его новаторские идеи;
  6. Дети индиго растут отшельниками. Они редко находят себе друзей, живут в своем замкнутом мире. Задача родителей, не дать ребенку закрыться от общения с ними. Родители должны постоянно интересоваться им, разговаривать. А самое главное, чтобы вызывать интерес у ребенка,  нужно постоянно совершенствовать свои знания;
  7. Не пытайтесь сравнивать своего малыша со сверстниками. Дети индиго развиваются в ускоренном темпе, им требуются дополнительные индивидуальные занятия. Не стесняйтесь, обращаться за помощью к психологам. Они помогут вам нужным советом, как развивать ваше чадо, как ввести его в социум.

Похожие посты

Оставить комментарий

Роль родителя в процессе адаптации

Какую помощь мы можем оказать своим детям в поиске слез? Ведь столкновение даже с небольшой тщетностью может истощать чувствительного ребенка. Надо начинать с самых маленьких тщетностей, которые по силам ребенку и исходят не от нас. Слегка коснуться того, что может огорчить, и идти дальше. «Ох, как жалко, что сломалась машинка. Как жалко, что пошел дождь, а мы собирались пойти в парк». Не стоит начинать с того, что слишком уязвимо и непереносимо, не стоит пытаться ускорить и подтолкнуть.

Дальше еще один маленький шаг – показывать тщетности более открыто, но всё ещё не те, что исходят от вас. Главным образом, быть ангелом утешения, а не агентом тщетности. И только когда слёзы печали начнут появляться спонтанно, можно начать самому выступать агентом тщетности

При этом важно всегда давать безопасное пространство для слёз и быть готовым к тактическим отступлениям, если ребенок начнет защищаться и вместо смягчения сердца мы получим обратный эффект

Нам не нужно ориентироваться на других родителей и
их детей, которые легко переходят от злости к грусти. С чувствительными детьми
такие же методы могут привести к еще большей фрустрации!

На курсе о гиперчувствительности Гордон Ньюфелд говорит:

Но если мы имеем дело с гиперчувствительным
ребенком или высокочувствительным ребенком, находящимся в глубоких защитах, то
даже такой медленный и бережный путь может не привести к слезам тщетности. И тогда
у нас остается запасный выход – ИГРА, которая может оказать неоценимую помощь в
запуске процесса адаптации у чувствительного ребенка. Почему? Потому что
истинная ИГРА:

  • делает защиты ненужными, давая дорогу чувствам,
  • через грустную музыку, поэзию, печальные истории открывает прямой доступ к нашим эмоциям,
  • снижает непереносимость того, над чем плакать в реальной жизни слишком уязвимо,
  • освобождает от осознания, стыда, страха и социальных последствий относительно слез.

Но если у ребенка все еще есть выплески агрессии, то нам не остается ничего другого, как принимать фрустрацию как естественную и нормальную, а также требующую выражения. Брать на себя ответственность за  выражение ребенком фрустрации таким образом, чтобы это не имело для него неприятных последствий. Также нашей задачей будет обеспечить безопасность, свободу от стыда, социальных последствий и наказаний. И всегда помнить,  что нельзя воспитывать ребенка в инциденте.

Что свойственно детям с высокой и гиперчувствительностью

Итак, в зависимости от того, слабая СРСИ или дисфункциональная, мы и будем иметь дело с высокой или гиперчувствительностью. При гиперчувствительности мозг переполнен сенсорными сигналами сверх нормы и, следовательно, не может их интерпретировать и обработать. Система регулирования сенсорной информации не выполняет свою защитную функцию.

При высокой чувствительности есть повышенная чувствительность к сенсорной информации, но нет признаков дисфункции системы регулирования сенсорной информации. Мозг пропускает больше внешних сигналов, но не больше, чем он может обработать, и поэтому сенсорная перегрузка не наступает. В этом случае мы говорим о высокочувствительной СРСИ.

Т.е. гиперчувствительность и высокая чувствительность – это два разных континуума, но есть то, что их объединяет. При обоих этих состояниях мозгу нужно больше отдыха из-за повышенной нагрузки. И это может обеспечить не только сон, но и свободная игра – активированный отдых.

Дети с повышенной чувствительностью более восприимчивы, поэтому их чувства легче задеть. По меткому выражению Габора Матэ, у таких детей «эмоциональная аллергия».

Этих детей легче встревожить, поэтому они  склонны к уходу в альфу. Когда мир предстает для тебя угрожающим, держать все под контролем кажется правильным выходом. Но, увы, это не так. Дети не должны заботиться о своей безопасности, и в итоге стремление к всеобщему контролю только усиливает тревогу.

У них более активная иммунная система – как часть системы тревоги. Когда информации слишком много, мозг пытается лихорадочно дать всему определение – та ли это еда, та ли эта одежда. Эти бирки – трут или нет. Мозг буквально мечется в поиске ответов, что ему подходит, а что нет. И вот, в конце концов, чему-то присваивается статус врага и появляется аллергия.

У детей с повышенной чувствительностью больше проблем с интеграцией, с сенсорной и моторной. Чем больше сигналов и чем они интенсивнее – тем сложнее их смешать. Также зоны мозга, отвечающие за интеграцию, смешивание чувств, растут медленнее – отсюда импульсивность, агрессивность. 

У них больше проблем с адаптацией. Смысл процесса адаптации – принять в жизни огромное количество того, что не работает, что не соответствует ожиданиям. Но ирония и парадокс заключаются в том, что чувствительные дети гораздо больше других нуждаются в адаптации, потому что у них гораздо больше того, к чему нужно адаптироваться. Но как раз с этим у них огромные проблемы. Их невероятно сложно подвести к чувству тщетности и слезам. При классическом аутизме и у детей в спектре широко распространен бесслезный синдром.

По мнению Г. Ньюфелда, гиперчувствительность лежит в основе широкого спектра синдромов – от одаренности до аутизма. Когда СРСИ не работает, когда она не способна отфильтровать достаточное количество сигналов, это приводит не только к различным проблемам, но и к жизни «без кожи». У гиперчувствительных детей нет этой виртуальной кожи, способной защитить их от слишком интенсивного внешнего мира. И поскольку мир как будто проникает в них весь, то возникает вторичный эффект – когда слишком много «шума» уже внутри тебя.

Когда можно быть невнимательным

Для совсем маленького ребенка невнимательным быть нормально. Он инстинктивно реагирует на яркое, громкое, вкусное

Это — непроизвольное внимание

Неусидчивость может быть заметна довольно рано: даже в два-три года подвижный ребенок обращает на себя внимание на фоне других: все слушают, как воспитатель читает, или раскрашивают картинку, а он носится. Но о невнимательности говорить пока рано

Тем более — ставить диагноз “СДВГ”.

В последнее время все чаще и чаще родители жалуются на невнимательность и неспособность сконцентрироваться на занятиях у двухлетних и трехлетних детей. Но это — физиологическая норма! Двухлетние дети не должны усидчиво заниматься математикой. Им положено играть, а не готовиться к школе.

С возрастом ребенок становится способен останавливать свое внимание на чем-то важном, сосредотачиваться, не отвлекаться на пустяки. Это — произвольное внимание. Ребенок уже не реагирует автоматически на каждый стимул (ворона пролетела, муха прожужжала), а сортирует поступающие сигналы на важные и неважные, отсекает неважные, концентрируется на важных

Эта способность формируется годам к четырем, после этого возраста уже действительно можно говорить о дефиците внимания

Ребенок уже не реагирует автоматически на каждый стимул (ворона пролетела, муха прожужжала), а сортирует поступающие сигналы на важные и неважные, отсекает неважные, концентрируется на важных. Эта способность формируется годам к четырем, после этого возраста уже действительно можно говорить о дефиците внимания.

Cистема регулирования сенсорной информации

Наш мозг устроен таким образом, что способен принять только 3-5% сигналов из внешнего мира. И бо́льшая часть работы мозга приходится на то, чтобы отсеять эти 95-97% входящей информации

Мы часто думаем, что для решения какой-то задачи нам нужно сосредоточиться на ней, сконцентрироваться, обратить внимание. На самом деле, главная задача мозга – не пустить лишнее

Это похоже на настройку приемника: для того, чтобы поймать нужную волну, нужно устранить все помехи. «Отстройка» служит настройке.

И для этого у мозга есть специальная система фильтров – система регулирования сенсорной информации (СРСИ). Она очень сложная, управляется лимбической системой (эмоциональным мозгом). И именно эта система «решает», какую информацию и в каком количестве следует пропустить в мозг. Она, как страж у ворот, является первой линией защиты мозга.

Но СРСИ может быть слабой или дисфункциональной. Как сито может быть с мелкими и частыми ячейками, может быть с крупными, а может и вовсе быть дырявым решетом. В таком случае в мозг поступает больше сигналов или гораздо больше, чем нужно и чем он в состоянии обработать. Но так как мозг эволюционно не создан для этого, он оказывается перегружен сенсорными сигналами, что в свою очередь вызывает моторную и эмоциональную перегрузку. 

Вот как описывала Джул Эпп своего сына в статье «Аутизм и эмоции»: «С другой стороны, я бы не сказала, что выходить из дома было приятно. Лай собаки. Плач другого ребёнка. Звук транспорта. Его будоражило всё. Даже в нашем безопасном доме любой неожиданный звук: чихание, кашель или звонок телефона – вызывал у него сильный испуг и заканчивался паническим криком. Про пылесос даже не стоило и заикаться. Визиты гостей – особенно мам с их собственными детьми, спонтанно издающими разные звуки, – были кошмаром. Идиллические планы сходить с ребёнком на курс массажа или уроки плавания быстро перекочевали в область немыслимого.

В чём же было дело? Задолго до того, как моему сыну был поставлен диагноз «аутизм», я знала, что он был чувствительным. Крайне чувствительным. Задолго до того, как я поняла природу аутизма, я знала, что у моего сына не было фильтров, – мир как будто напрямую проникал в него и переполнял сверх всякой меры».

Поговорки детей Индиго

  • Темнее всего перед самым … переходом на «летнее время»
  • Не руби сук, на котором … листочки
  • Не время локти кусать … они грязные
  • Не плюй в колодец … если рядом урна
  • Не рой другому яму … весь испачкаешься
  • Два сапога … обувь
  • Какой вопрос, такой … и ты
  • Не ошибается тот, кто … знал ответ
  • Любишь кататься, люби и … катайся
  • Старый друг лучше новых … роликов
  • С волками жить – … вонять будешь
  • Что написано пером … резинкой не сотрешь
  • Ленивый ум … пользуйся калькулятором

Все дети, которые приходят к нам – наши учителя. Мы тоже обладали такой мудростю, когда были детьми. Но, взрослея, мы взрослые теряем нечто ценное: быть здесь и сейчас, по детски искренне радоваться жизни, слушать свой внутренний голос, любить себя, любить весь мир…

Дети Индиго приходят научить нас этому. И те приемы позитивного воспитания, которые рекомендуют применять в общении с ними на самом деле принципы гармоничного воспитания для любого ребенка.

Материал подготовлен по книге Ли Кэрролл, Джен Тоубер «Дети Индиго». София 2003 г.

Слабое звено

Один из лучших в мире специалистов по СДВГ американец Расселл Баркли, профессор психиатрии в Университете Северной Каролины, говорит, что это расстройство главным образом затрагивает сферу воли, мотивации и самоконтроля, поскольку у ребенка по физиологическим причинам затруднено торможение импульса. То же явление описывает и термин “расторможенность”, и разговорное понятие “без тормозов”

Обычно, если нас что-то отвлекает, мы успеваем сказать себе: стоп, это сейчас неважно, я занят другим. А ребенок с СДВГ не успевает этого сделать

Отсюда — третье типичное качество невнимательного и гиперактивного ребенка: импульсивность. “Сначала сделал, потом подумал”. Проиграл — разрыдался. Сзади толкнули — расценил как нападение, развернулся, врезал! Учительница сказала что-то несправедливое — возмутился, заорал: “Дура!”. Надо бы сказать себе: “Стоп, так не надо, в таких ситуациях положено вести себя иначе”, но ребенка уже несет дальше, и он выбирает первое, что пришло в голову.

Ребенок всякий раз пропускает важную стадию между событием и реакцией на него: стадию обдумывания реакции. Ту самую, на которой включается самоконтроль. А именно самоконтроля от него и требуют, год от года все настойчивее, и в школе, и дома. Самоконтроль — это признак взросления. Чем старше ребенок, тем выше требования к самоконтролю.

Но самоконтроль — это та область, в которой он несостоятелен. Это — его врожденная проблема, как слабое зрение или нарушенный слух. Но если к близоруким не предъявляют требований присмотреться получше, а к слабослышащим — прислушаться, то для детей с дефицитом самоконтроля требований не снижают. Напротив, требуют постараться: ты же взрослый, пора уже себя контролировать. Это — попытка решить проблему за счет усиления нагрузки на самое слабое звено.

Расселл Баркли сформулировал так называемое “правило 30%”: “Внимание, усидчивость и самоконтроль развиты у детей с СДВГ в той же степени, что и у детей, которые младше на 30%”. Это значит, что 6-летний ребенок с СДВГ обладает на самом деле внимательностью 4-летнего

Реальная способность себя контролировать у 8-летнего ребенка с СДВГ (а восьмилетки сейчас учатся уже во 2-3-м классе) еще не достигла нормы для 6-летнего — это даже для первого-то класса недостаточный уровень. Что уж и говорить о выпускнике школы, который ведет себя как шестиклассник. А школа и родители предъявляют к ним требования как ко взрослым, сформировавшимся, ответственным людям.

Если помнить об этом важном правиле и корректировать свои ожидания и требования, можно избавить и себя, и ребенка от массы ненужных разочарований и ссор по пустякам

Детей лечат, чтобы не мешали взрослым

Вопрос, кому больше мешает СДВГ — ребенку или окружающим, — не такой простой, как кажется. Действительно, взрослых такие проявления ребенка истощают, доводят до изнеможения, особенно если это гиперактивность у младших дошкольников.

Но и детям приходится нелегко. Исследование, опубликованное журналом Advances in Medical Sciences в 2009 году, показывает, что у детей с СДВГ почти в два раза выше уровень травматизма (в особенности часты растяжения, открытые раны головы, шеи, тела и конечностей, а также переломы конечностей). Риск серьезных травм (перелом черепа, шеи, позвоночника, трещины черепа и повреждение мозга, повреждения нервов и спинного мозга) при СДВГ выше в три раза.

При серьезных формах гиперактивности и невнимательности у некоторых детей даже появляется педагогическая запущенность — это при нормальном интеллекте и любящих, внимательных родителях! Просто для того, чтобы ребенок сел послушать книжку, выучил цвета, стал разбираться в буквах и цифрах, он должен сосредоточиться

А этого он сделать в обычных условиях не может, и хорошо еще, если родители или педагоги смогут придумать методы завладеть его неустойчивым вниманием и использовать по максимуму те несколько минут, которые у них есть

При СДВГ часто встречаются проблемы с социальными навыками: дети хуже понимают правила поведения со сверстниками, шутки, труднее разбираются в жестах и выражении лиц, слишком импульсивно реагируют, слишком нетерпеливы, не соблюдают очереди, любят командовать не по делу. Рано или поздно многие такие дети оказываются без друзей, а это уже мешает жить лично им, а вовсе не взрослым.

Невнимательность, хаотичность, неорганизованность тоже создают проблемы им самим: очень трудно учиться, невозможно без посторонней помощи справиться с такими простыми делами, как поддержание минимального порядка в своих вещах и делах. Еще тяжелее — когда эти особенности приводят к конфликтам с окружающими. Сами по себе проявления СДВГ не так тяжелы, как их следствие — социальная дезадаптация.

Множество исследований показывает, что социальная цена СДВГ, если ребенок вовремя не получает помощи, очень высока. У большинства выросших детей расстройство сохраняется и во взрослом возрасте (исследователь Расселл Баркли полагает, что в реальности только 20-35% взрослых “перерастают” свой СДВГ).

У многих детей с СДВГ появляются более серьезные проблемы (асоциальное поведение, расстройства учебных навыков, низкая самооценка, депрессия), а в 5-10% случаев — и более тяжелые диагнозы (биполярное аффективное расстройство, асоциальное расстройство поведения).

10-25% злоупотребляют алкоголем и психоактивными веществами. 25-36% не заканчивают школу. Люди с СДВГ испытывают трудности с адаптацией к новой работе, работа, которую они находят, часто не соответствует их уровню образования и квалификации. Они чаще меняют работу, обычно из-за того, что им скучно или из-за конфликтов. У них больше проблем в отношениях с друзьями и возлюбленными, выше уровень семейных конфликтов и разводов. Выше уровень нарушений правил дорожного движения, чаще аварии — и эти аварии более серьезные.

Некоторые радикально настроенные родители требуют, чтобы общество само адаптировалось к детям. В идеале, конечно, движение навстречу должно быть двусторонним. Но если общество навстречу ребенку не двигается, надо не только работать над изменением общества, но и помогать ребенку выживать в том обществе, какое есть.

Ли Кэрролл и Джен Тоубер «Дети индиго»

В своем профессиональном опыте я часто сталкиваюсь с вопросами родителей, о том как воспитывать детей. Те приемы воспитания, которые они знают, не работают. Это связано с глобальными изменениями в мире, с изменением запросов общества к взрослеющей личности. В связи с этим я расскажу о так называемых детях Индиго, детях которые приходят в этот мир с особой миссией.

Дети Индиго приходят в этот мир со своими намерениями и талантами, которые отчетливо проявляются с момента рождения. Они могут впитывать знания, как губка, особенно если им нравиться предмет, изучение которого обеспечивает им более высокий уровень развития в области их интересов. Они реагируют наилучшим образом, если вы ведете себя с ними как с уважаемыми взрослыми. Дети Индиго несут в себе небесные послания, которые пока недоступны нашему пониманию. Они помогают нам в поисках истины, смысла жизни, мира. Детей Индиго можно отличить по глазам. В них скрывается глубокая мудрость и осознанность.

Ребенок Индиго это такой ребенок, который обладает новыми необычными психологическими характеристиками и моделями поведения. Это предполагает, что люди, взаимодействующие с подобными детьми (особенно родители), чтобы достичь успеха, должны изменить свой подход к ним, методы воспитания. 90% детей младше 10 лет принадлежат к группе Индиго.

Нет, это не активный ребёнок, а гиперактивный!

Кто такой гиперактивный ребенок и как с ним жить?  Кажется, что термин гиперактивность — вполне себе научный. Нет. Это тоже всего лишь определение поведения ребёнка.

Гиперактивные дети:

опережают в развитии своих сверстников; имеют острый ум и цепкую память; очень подвижны; быстро утомляются и при этом не отдыхают, как остальные, а начинают ещё больше двигаться, впадать в истерики и всячески привлекать к себе внимание; быстро становятся голодными — это нормально при такой-то активности; не переносят громкие звуки, не могут находиться в душном помещении; испытывают огромную гамму чувств; мгновенно меняют настроение, что зависит от мельчайших нюансов; впечатлительны; настороженны ко всему новому; нуждаются в повышенном внимании взрослых. Как себя вести с гиперактивным ребёнком? Уберите все раздражители, установите контакт

Определите правила поведения понятные для ребёнка и не меняйте их. Давайте конкретные простые поручения и хвалите за их выполнение. Помогите малышу соблюдать режим дня. Хвалите за всё хорошее, а то, что не получается, обсуждайте спокойно. Развивайте сильные стороны малыша. Направляйте энергию в нужное русло

Как себя вести с гиперактивным ребёнком? Уберите все раздражители, установите контакт. Определите правила поведения понятные для ребёнка и не меняйте их. Давайте конкретные простые поручения и хвалите за их выполнение. Помогите малышу соблюдать режим дня. Хвалите за всё хорошее, а то, что не получается, обсуждайте спокойно. Развивайте сильные стороны малыша. Направляйте энергию в нужное русло.

Модный диагноз

Проблема гипердиагностики действительно существует: диагноз гиперактивности у детей иногда ставится не особенно тщательно, а иногда и вовсе непрофессионально. Часто приходится слышать что-то вроде “диагноз поставил врач в ходе школьной диспансеризации” или “приходили в школу психологи, тестировали, диагностировали”.

Это — нарушение нормальной процедуры диагностики, которая требует заполнения многостраничных опросников, тщательного сбора анамнеза, разговора с учителем. Врачи, которые серьезно подходят к диагностике, несколько часов тратят только на разговоры с родителями.

Психолог ничего “диагностировать” не может. Учитель — тем более. Психолог может описать родителю проблему, предположить, с чем она может быть связана, и посоветовать обратиться к врачу.

Врач не ставит диагноз “СДВГ” на основании пятиминутного осмотра ребенка в ходе школьной диспансеризации, и за пятнадцать минут, отведенных ему на прием в поликлинике, он тоже поставить его не может.

Кроме того, в стране нет официально принятого протокола диагностики СДВГ. А пока его нет, проблема гипердиагностики никуда не денется. Однако если диагноз СДВГ кому-то ставят неграмотно, это не значит, что такого расстройства нет.

Синдромы гиперактивности

Уже на первом году жизни у детей с гиперактивностью наблюдается общее беспокойство, повышенная возбудимость, нарушение сна и аппетита, частые срыгивания, дрожание подбородка и рук. В возрасте от одного до трёх лет заметны повышенная возбудимость, двигательное беспокойство, слабая прибавка в массе тела, некоторое отставание в речевом и моторном развитии

К трём годам обращает на себя внимание моторная неловкость, повышенная утомляемость, отвлекаемость, импульсивность, двигательная расторможенность, упрямство и негативизм, могут проявляться задержка в овладении навыками опрятности. Все эти признаки чаще всего замечают только специалисты, родители считают их проявлениями возрастной нормы и не спешат обращаться за помощью

Наиболее явными симптомы гиперактивности становятся в дошкольные и младшие школьные годы, когда ребёнок начинает выполнять общественно полезную деятельность и постоянно находится в социуме. Тогда воспитатели, родители, учителя отмечают невнимательность, импульсивность и гиперактивность ребёнка, которые могут наблюдаться как в комплексе, так и раздельно.

Невнимательность: ребёнок плохо воспринимает обращённую к нему речь, он как будто не слышит вас, не может сосредоточиться на задании, постоянно отвлекается от него, перескакивает с одной деятельности на другую, ничего не доделывает до конца, часто теряет свои вещи. В школе невнимательность проявляется на уроках: ребёнок не слышит учителя, не может организоваться сам, постоянно отвлекается, допускает много ошибок в заданиях.

Импульсивность: не способен дождаться своей очереди в играх и в разговоре, вмешивается, прерывает их; отвечает на вопросы, не дослушав их до конца; не может дождаться вознаграждения; всегда сначала что-то делает, а потом думает, зачем он это сделал; не чувствует опасности, склонен к рискованной деятельности; показывает разные результаты в школе.

Гиперактивность: не может спокойно сидеть на одном месте, крутится, вертится, барабанит пальцами, ходит по классу или комнате, пытается куда-то залезть; часто всё время что-то бубнит или говорит; становится неуправляемым на уроках физкультуры и музыки.

Из-за этих особенностей поведения гиперактивному ребёнку сложно наладить контакты со сверстниками: он не слушает и не понимает их, не любит играть по правилам, гиперчувствителен по отношению к себе, и не чувствителен по отношению к другим.

К счастью, ребёнок растёт и развивается, его организм при правильном подходе и воспитании постепенно гармонизируется и приходит к контролируемому состоянию.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий