Какие проблемы и трудности могут подстерегать приемных родителей

Дети не бывают плохими

Многие из тех, кто готовится стать приемными родителями, говорят о страхе не полюбить ребенка из детдома. Как часто к вам обращаются с такой проблемой?

Такого страха в моей практике не было, все-таки приемные родители настроены на то, чтобы полюбить ребенка, который придёт в семью. Но есть другая проблема, она появляется позже: своего ребенка я люблю сильно, а приемного — раз в сто меньше. Признаться в негативных чувствах, поговорить о них — это уже большой плюс и залог того, что будет прогресс. Дальше начинается работа над конкретной проблемой — что не так, что раздражает

Важно открыто говорить про все, не оставляя табуированных тем

И к какому выводу приходите, разбирая подобные проблемы?

Причина в значительной части случаев — это детский опыт самих родителей. В России очень много социальных сирот: детей, которые живут во внешне благополучных семьях, но не получают от родителей необходимых откликов, не чувствуют, что они любимы и ценимы такими, какие есть. Часто это «условная» любовь: будешь хорошим — будем любить. Либо детей делят: вот этот у нас хороший, а этот — плохой. Это опять же проблема родителей, как правило, матери. Для детей, причем для обоих, такое разделение ужасно.

Материалы по теме

Портрет кукушки

Почему некоторые матери после родов пишут заявление об отказе от ребенка

Родителям — не только приемным, а вообще всем — не хватает чувствительности к эмоциональным потребностям ребенка. Так уж нас воспитывали: надо быть удобным, правильным, быть «членом советского общества» — не человеком. Мы не задаемся вопросом, что у ребенка происходит внутри и что делать, если он ведет себя не очень удобно. Особенно, если это ребенок из детского дома, у которого нарушено доверие к миру, поведение, есть проблемы в эмоциональной сфере…

…к которым приемные родители не готовы.

Именно поэтому семьям с такими детьми необходимо общение с себе подобными. Раз в месяц наш фонд устраивает встречи, на которых у каждого есть возможность высказаться. И люди ею охотно пользуются: рассказывают о трудностях, делятся накопленным опытом. Это очень эффективный инструмент, который действительно помогает пережить непростые моменты. И второе, без чего не обойтись семьям с приемными детьми, — это профессиональное сопровождение психолога. Я сторонник долгой и методичной работы. Встречи и консультирование должны быть регулярными, хотя бы раз в месяц, это дает более стойкий положительный результат.

Семейные проблемы в нашем обществе принято обсуждать на кухне, а не с психологом. Семьи с приемными детьми охотно идут на контакт?

По-разному, но часто они не могут справиться с проблемами самостоятельно и просто вынуждены обратиться за профессиональной помощью. Одна из свежих историй: семья взяла из детдома двухлетнего мальчика, умного, достаточно открытого и эмоционального. На первой встрече я дал им ряд рекомендаций — комментировать действия ребёнка, так он не будет чувствовать себя одиноким, играть с ним и так далее. Они ушли и появились только через полтора года.

В общем, непростая ситуация. Начали работать, причем, только с матерью — отец на консультации ходить не хотел. И вскоре появился результат: женщина рассказывает, что муж стал проявлять к ребенку положительные чувства, а у нее самой инсулин пришел в норму. Короче говоря, капля камень точит. Постоянное сопровождение и усилия дают результат, главное не игнорировать проблему.

Проблемы со здоровьем

Здоровье детей-сирот часто оставляет желать лучшего, и часто именно хронические заболевания, инвалидность и врожденные патологии служат поводом для отказа от ребенка. Сирота попадает в семью в запущенном состоянии, потому что некому было вплотную заниматься его здоровьем, когда появились первые тревожные симптомы.

Кроме врожденных и наследственных патологий, у некоторых детей-сирот наблюдается отставание в физическом развитии, невротические нарушения, психосоматические болезни.

Страдает не только физическое здоровье, но и психика ребенка, а в сфере эмоций и чувств — рассогласованность. Ребенок часто не может определить, что и в какой степени он чувствует. Это сопровождается волевыми нарушениями: ему сложно себя сдержать там, где это требуется, и вместе с тем он может терпеть и молчать тогда, когда жизненно необходимо высказываться и жаловаться.

Поэтому и возникают различные трудности в поведении: истерики, пустые, казалось бы, капризы, вранье, беспричинная агрессия.

С особой остротой могут проходить возрастные кризисы. Эти периоды у приемных детей осложняются из-за психических особенностей и расстройства привязанности.

Особо хочется выделить расстройство привязанности как комплекс психологических проблем, возникающий у детей, которые в раннем возрасте остались без заботы и любви значимых взрослых. Это тяжелый комплекс реакций и убеждений, откладывающихся глубоко в подкорке сознания ребёнка.

В некоторых случаях нарушение привязанности случается и у детей, воспитывающихся в кровной семье, когда к ним регулярно применяется физическое или психоэмоциональное насилие, попустительство или иные формы жестокого обращения. Но практически у всех оставленных детей нарушены способность к привязанности и способность любить.

Расстройство привязанности может проявляться очень по-разному и в различной степени. От слегка повышенной тревожности, проявляющейся в отношениях с близкими, до абсолютного недоверия всем (особенно взрослым), которое, кажется, невозможно преодолеть.

Юридические вопросы

Этот аспект нельзя проигнорировать. У брошенных детей автоматически возникает необходимость решения множества задач по перераспределению собственности, оформлению выплат, защите от посягательств кровных родственников и так далее. Ребенку невдомек, какой у него статус, какие ему положены выплаты, что нужно оформить – всё это ложится на плечи приемных родителей. Им необходимо быть морально готовыми к различным трудностям юридического характера уже только потому, что это является спецификой сиротства.

Не стоит пугаться трудностей – нужно просто своевременно обращаться к специалистам, чтобы решать их.

Елена Турлина

Ребенок должен знать правду!

Какую позицию вы, как психолог, занимаете в вопросе тайны усыновления?

Практика и здравый смысл свидетельствуют, что все попытки сохранить эту тайну выходят боком и ребенку, и его приемной семье. У ребенка, даже усыновленного в младенчестве, есть эмоциональная память, и на каком-то интуитивном уровне он понимает, что раньше у него были другие «объекты привязанности», что жил он в каком-то другом месте и т.д. Наоборот, я сторонник того, чтобы приемные родители создавали вместе с ребенком книгу жизни, где правдиво излагается вся его история — от и до. Помню, раньше сотрудники детдомов удивлялись, зачем американцы, которые усыновляют русских детей, фотографируют все вокруг, спрашивают имена воспитателей. Все это как раз для того, чтобы ребенок знал, где он находился, кто о нем заботился. Для ребёнка это некая материальная опора: «моя жизнь именно такая, какой я ее помню».

Но в тоже время это и напоминание о том, что родные мама и папа ребенка оставили.

Материалы по теме

«Мы не будем обманывать свою приёмную дочь»

История красноярской семьи, удочерившей ребенка

Книга жизни предполагает щадящую подачу. Рассказ строится так, чтобы у ребенка сложилось впечатление — его ждали. Допустим, что родился он в один день с Суворовым, и назвали его так же, как великого полководца. И про расставание с семьей тоже рассказывается особым образом: «Мама не смогла о тебе заботиться, потому что страдала от тяжелой болезни. Поэтому она отнесла тебя туда, где о тебе позаботились». И действительно, как ни парадоксально это звучит, часто матерями движет именно забота о ребенке — чувствуя, что она «распадается», женщина отдает ребенка в детдом, пытаясь таким образом уберечь его.

Детям, однажды пережившим предательство со стороны взрослых, не так просто довериться какому-то вновь. Устраивают ли они какие-то «проверки» своим приемным родителям?

Если и бывают какие-то «проверочные» ситуации, то вряд ли ребенок делает это нарочно. Просто у детей есть свои потребности и особенности, которые могут стать «проверкой» для родителей. Как правило, эти ситуации случаются после «медового месяца» — времени, когда ребенок только приходит в семью и изо всех сил старается быть «хорошим». У кого-то этот период длится неделю, у кого-то — два месяца, после которых ребенок обязательно «растормаживается» и начинает проявлять себя

Опять вернусь к важности сопровождения семей — оно помогает родителям не ожесточиться и понять, что происходит с ребенком

Что это за ситуации?

У детей из детских домов часто есть большой негативный опыт — они пережили алкоголизацию матери или жестокое обращение. Из-за этого ребенок, уже будучи в приемной семье, может врать, не доверять или чрезмерно агрессивно «качать права».

Одна из распространенных ситуаций: ребенок поздно приходит домой — и родители не знают, что с этим делать. Или подросток берет деньги на покупку какой-то вещи, но тратит все на развлечения и возвращается домой только на следующее утро, как ни в чем не бывало.

Воровство — с этим родители тоже нередко сталкиваются и, не понимая причин, реагируют порой неадекватно. У воровства могут быть разные причины и порой достаточно каких-то минимальных изменений в отношениях с ребенком, вплоть до того, чтобы в доме всегда были сладости — это дает ребенку определенный эмоциональный комфорт, позволяет справиться со стрессом. Компьютерная зависимость — тоже частый вопрос.

Были ли в вашей практике случаи отказа от детей?

Да, но, к счастью, всего один. Женщина хотела отказаться от ребенка, который не прожил с ней и двух месяцев. На мой взгляд, это было верное решение — человек психологически не был готов к роли приемного родителя. После двух месяцев ребенок обращался к приёмной матери на «вы», женщину пугала его детская активность, между ними не было понимания. И это довольно типичный сценарий — причины отказов от приёмных детей чаще всего именно психологические. Люди не смогли приспособиться, измениться, понять ребенка. Трудно их осуждать: иногда дети действительно очень сложные.

В то же время бывает и такое, что человек пытается «заткнуть» приемным ребенком внутреннюю пустоту, решить собственные психологические проблемы. Сделать это, как правило, не получается, наоборот — становится только хуже. К сожалению, у нас на государственном уровне нет системы психологического «выбраковывания» таких рискованных приемных родителей. Человек собрал документы, у него есть жильё, он имеет право стать опекуном или усыновителем, а что у человека на душе — в этом никто не разбирается.

Проблемы точно будут

– А совсем без них не бывает?

– Увы! У нас немало бывает уже состоявшихся родителей. Казалось бы, что им объяснять? Но, во-первых, опыт воспитания собственных детей не всегда играет положительную роль в случае с приёмными. Во-вторых, «век живи – век учись». Мы нередко слышим сожаления: ах, что ж мы раньше этого не знали; мы, оказывается, столько детям не додали, стольких конфликтных ситуаций могли бы избежать!

Кризисную стадию адаптации раньше или позже проходят все замещающие семьи. Другое дело, что у кого-то она проходит не слишком ярко выраженно, а у кого-то – крайне нервно. Мы настоятельно рекомендуем не ждать, когда ситуация станет взрывной, а после первых же «звоночков», тем более, заметного конфликта, обращаться за помощью специалистов. Не буду скрывать, далеко не все родители считают нужным и возможным для себя следовать этому совету. Бывает, что иногда из органов опеки и попечительства, в чью компетенцию входит контроль за опекунскими и приёмными семьями, к нам обращаются как в крайнюю инстанцию: у нас есть серьёзные проблемы с подопечными, давайте организуем кризисное сопровождение. В таких случаях семью, как правило, спасать очень трудно.

– Эти проблемы можно как-то ранжировать или «в каждой избушке свои погремушки»?

– Конечно, каждая семья индивидуальна. Но я бы выделила проблему поведения ребёнка. У детей постарше, как правило, есть опыт проживания с кровными родственниками, и, понятно, не слишком позитивный. Они его вольно-невольно переносят в новую семью. Единственный выход здесь – минус поменять на плюс, нехорошее поведение игнорировать, на хорошем делать акцент, чтобы у ребёнка это эмоционально закреплялось. Но на это уходит очень много времени, скорой динамики не будет, нужно запастись терпением. К слову сказать, совсем уж «нетерпеливые» до конца обучения в Академии замещающей семьи не доходят. Если у людей есть какие-то, скажем так, изменения личностного плана, они проявляются во время тренингов, и в итоге они не могут сдать итоговый тест.


Вырастить мужчину. О трудностях воспитания сыновей без отцов
Подробнее

Риск второй – возрастные кризисы приемного ребенка

С подростками тяжело всегда, даже если с любовью и формированием привязанности у них все нормально. Это время, когда с ними даже должно быть тяжело: молодой человек формируется с помощью протеста, это «сепарация», отделение детей от родителей. Если подростковый кризис смазан, это значит, что он «догонит» человека в 30 лет. Кризис может казаться невыносимым, но чем он интенсивнее, тем короче, если это может утешить приемных родителей.

Иногда возрастной кризис ребенка настигает даже опытные приемные семьи, воспитавшие до того других детей.

Родители часто не готовы к подростковым кризисам. Есть прекрасные молодые приемные семьи, которые сначала ездят в детский дом помогать как волонтеры, потом берут под опеку детей, которые всего лет на 10-15 моложе их самих. У них выстроились детско-родительские отношения, пока ребенок был мал, но он «выскочил» из таких отношений, когда стал подростком. Подросток, как и все дети, нуждается в зоне свободы (зоне уважения) и в зоне безопасности (нужен сильный взрослый рядом, который не пытается стать для ребенка другом, не возлагает на него ответственности за равноправные отношения).

Если Вы решились

Если пришло понимание того, что хотите усыновить или удочерить ребенка, необходимо прислушаться к следующим рекомендациям.

Постарайтесь изучить, как можно больше информации касательно этого вопроса.
Обратитесь за психологической поддержкой в школу приемных родителей или просто к специалисту, который сможет подготовить Вас к данному событию

В специализированной школе изучаются потребности приемных детей, компетенция родителей, особенности развития сироты, психофизиология малыша, последствия, которые могли сказаться на психике крохи, адаптация приемного малыша, родительские навыки обучения безопасности, тонкости полового воспитания, сопровождение приемной семьи.
Перед тем, как брать ребенка на усыновление, обязательно убедитесь в том, что Вы готовы, что получили необходимые навыки, знания и умения.
Важно, чтоб Ваше решение было согласовано с мнением других членов семьи.
Оценивайте возможные трудности, с которыми можно столкнуться при воспитании ребенка.
Если у Вас есть свои дети, подготовьте их к тому, что в семье появится еще один малыш.
Учитывайте то, что на начальном этапе приемный карапуз может враждебно относиться по отношению к Вам или к другим детям. Не забывайте о том, что у таких деток нередко занижена самооценка, очень важное ее повышать, хвалить ребенка за заслуги и поощрять.
Правильно оценивайте свои желания и возможности.

Люди, которые недостаточно подготовлены к процессу усыновления, взяв ребенка в семью, могут совершить немало ошибок, которые негативно скажутся, как на них, так и на малыше.

Теперь Вы знаете, что такое замещающие семьи. Вам известно, какие проблемы могут подстерегать детей и родителей, решающихся на усыновление или удочерение. Нужно понимать, что ребенок, оказавшийся среди чужих для него людей, будет испытывать ряд проблем, возможно, возникновение комплексов, страхов. Поэтому задача родителей, которые решились на то, чтоб его приютить, создать максимально благоприятные условия, позволяющие малышу легче и быстрее адаптироваться

Важно, чтоб карапуз не ощущал своей ненужности, не чувствовал себя лишним в Вашей семье

Диссонансы развития

Одна из специфических проблем приемных детей – неравномерность развития в разных сферах. В то время как в сфере физического здоровья и познавательной активности наблюдается общее недоразвитие, у ребенка могут быть очень хорошо развиты многие бытовые и социальные навыки: аккуратность, умение содержать себя в чистоте, способность знакомиться с любым взрослым на улице, проложить маршрут в незнакомом месте, добыть еду в любой обстановке.

Дети-сироты могут быть широко (но поверхностно) осведомлены о сексуальной стороне взрослой жизни. С такой проблемой приемные родители довольно часто не готовы столкнуться.

Кто не может претендовать на роль родителя

Имеются определенные ограничения для кандидатов, желающих стать воспитателем или родителем. Так откажут в усыновлении или взятии опеки, если имеют место следующие моменты:

  • лишение родительских прав;
  • отсутствие стабильного заработка;
  • недееспособность или ограничение действий;
  • ранее был в роли усыновителя, нарушил данный статус;
  • предоставляет для малыша опасность;
  • имеют место однополые супружеские отношения;
  • страдает алкоголизмом;
  • был осужден за правонарушение, повлекшее за собой вред здоровью или жизни человека;
  • совершил особо тяжкое или тяжкое преступление;
  • отсутствует ПМЖ;
  • ограничение в правах;
  • наличие заболеваний, которые препятствуют нормальному воспитанию;
  • учет в специализированных учреждениях, наркологическом диспансере или психиатрии.

Кроме этого, определенные формы устройства могут предполагать еще и дополнительные ограничения. Например, если предполагается усыновление, то возраст между ребенком и усыновителем должен составлять не меньше 16 лет.

Каких детей берут в семьи

В замещающие семьи чаще всего попадают сироты

Чаще всего в замещающих семьях оказываются сироты. Также оказаться в новой семье может ребенок, если его родители:

  • несут для него угрозу;
  • были лишены родительских прав;
  • являются недееспособными или имеют ограничения в действиях;
  • находятся на психиатрическом лечении;
  • не имеют возможности воспитывать ребенка;
  • наличие серьезных проблем со здоровьем;
  • отбывание наказания в местах лишения свободы;
  • находятся под следствием;
  • не желают воспитывать ребенка, не живут вместе с ним;
  • отказались от своего чада;
  • уехали в длительную командировку.

Воспитание приемного ребенка

Это третья – и немаловажная причина, по которой приемные семьи не распространяются по России так, как было бы нужно.

Бездетные пары боятся взять ребенка из приюта или детского дома, потому что их пугают возможные трудности в его воспитании, в особенности, наследственные склонности. Многие считают, что в государственные учреждения попадают дети алкоголиков, наркоманов, преступников. Конечно, родители могут быть всякими, но малыши, живущие в больнице или Доме малютки, не виноваты, что им не повезло с родителями.

Часто уже приняв ребенка в семью, взрослые с тайным страхом наблюдают за его взрослением, принимая склонность к шумным играм за агрессивность, детское желание взять чужую игрушку – за склонность к воровству, и стараясь подавить в зародыше эти аномалии развития, причем достаточно жесткими методами. Ребенок, не понимая, что он сделал не так, естественно, начинает сопротивляться, зарождается конфликт, который, из-за непонимания ситуации взрослыми, может стать причиной ухода ребенка из дома.

  Подготовка, которую проводят для взрослых, желающих стать приемными родителями, предостерегает от таких шагов. Специалисты дают будущим родителям советы и рекомендации, как избегать конфликтных ситуаций, и все же часто бываю случаи, что взрослые, взяв в семью ребенка, особенно старшего возраста, через некоторое время расторгают договор о приемной семье и возвращают ребенка в детдом, объясняя поступок несходством темпераментов или чем-то подобным. На самом деле, такая причина может и возникнуть, но чаще это непонимание психологии чужого ребенка, который не оправдывает возложенных на него ожиданий и не кланяется в ножки приемным родителям за каждый кусок хлеба.

Привыкание родителей и детей в приемной семье – это тонкий осенний лед, который может хрустнуть от любого неправильного шага. Дети, потерявшие семью, пережили настоящее горе, они любят своих родителей – и алкоголиков, и наркоманов, и боятся привязаться к новой семье, чтобы не предать старую. По этой причине в период привыкания дети или замыкаются в себе, или начинают дерзить, на ласковые слова отвечать грубо и вызывающе. Только терпение и такт, понимание приемными родителями того, сколько страданий пришлось пережить этой неокрепшей детской душе, смогут помочь ребенку понять, что в этой семье никто не претендует на роль его мамы и папы без его желания.

Приемные родители, нашедшие подход к каждому ребенку, делятся опытом с новичками, помогая им преодолеть самую первую высоту – привыкание друг к другу чужих людей, есть возможность попросить совета у родителей, побывавших в сходной ситуации, посещать семинары и курсы для приемных родителей и вместе решать проблемы приемных семей.

Если вы думаете, что надо бы взять ребенка из детдома на воспитание – не сомневайтесь, берите. Органы опеки не оставляют без помощи людей, спасающих детские души и воспитывающих полноценных граждан нашей страны.

В России до революции детских домов не было вообще. Если ребенок оставался один, его брали к себе родственники, соседи, друзья родителей. Так что приемная семья – это исторически оправданная для нашей страны форма воспитания сирот.

Период адаптации в новой семье

Сирота, попадая в новую семью, меняет абсолютно всё, с ним рядом не остается близких людей, неоткуда ждать поддержки и понимания. Ощущение нестабильности при переменах переживается в полной мере. А главное, что отягощает притирку к новым родителям, – это понимание, что все надежды вернуться к родным маме и папе рухнули в момент, когда его забрали новые родители. В сознании ребенка на некоторое время может сформироваться убеждение, что окончательно разрушили его мир именно они.

Процесс адаптации может быть коротким и относительно успешным, а может быть затяжным и трудным для всех участников, поэтому его стоит выделить в отдельную проблему.

Как отличить не справившихся

— Как отличить ситуацию, когда семья и ребенок не совпали, от той, где родители недобросовестны?

— Проверить, насколько опекун добросовестен, насколько он справляется со своими обязанностями, просто. Семью расспрашивают о планах на каникулы, узнают,  какое дополнительное образование получает ребенок, спрашивают ребенка, когда и с кем он последний раз был в кино, в парке аттракционов, еще в каком-то интересном месте.

Я знала семью, где росли приемные и кровные дети. Не знаю, какое детство было у родителей, но их представления о взаимодействии с детьми ограничивались помощью с домашним заданием и организацией уборки. Они никогда не гуляли с детьми — просто отправляли их одних во двор.

Дети долгое время не знали о существовании парка и леса вблизи дома. Не было принято готовить еду. Дети, приходя из школы, доставали из холодильника сыр и ели его с хлебом, каждый день. Вместо вечернего семейного чаепития — вода из крана. Я не утрирую.

В кружки дети не ходили. На лето их отправляли в лагеря. Подарки и рождественские спектакли, карнавальные костюмы и книжки перед сном, поездки на море, просмотр всей семьей комедии по телевизору — не было ничего.

Сотрудники центра, сопровождающего семью, вели с опекунами разъяснительные беседы. Но все их рекомендации родителями выполнялись формально. Взрослым была не близка сама идея проводить время с детьми, играть и веселиться, а не только учить их чему-то.

Когда приемные дети подросли, они стали воровать сладости в магазине, уходить по ночам на прогулки в поисках любовных приключений. Они пытались компенсировать все то, что не получали в семье.

Все закончилось трагедией — детей изъяли из семьи. Были разорваны пускай не близкие, но отношения. Дети во второй раз потеряли семью.

Какой вывод можно сделать из этой печальной истории? Людям недостаточно получать рекомендации. Критика в большинстве случаев неспособна вдохновить. И, хотя сегодня психологическое сопровождение обязательно для всех опекунов, обычно эта работа сводится к диагностике и выдаче предписаний.

В моей истории родителям не хватило психотерапии, не хватило обучающих мастер-классов, где дети и родители, объединенные совместной деятельностью, получали бы радость, ощущали взаимный интерес.

В той трагичной истории ситуацию могла бы исправить «бабушка», которая приходила бы пару раз в неделю испечь сырники и покормить с детьми уток на пруду.

Тогда у детей появился бы опыт длительных безопасных отношений с разными непохожими людьми. Все детские потребности были бы удовлетворены, и дети остались бы в семье.

Иллюстрации Ольги Сутемьевой

Келли Голуэй, Ирландия, 48 лет, медсестра

В Ирландии распространено долгосрочное опекунство, и уже более десяти лет с нами живет мальчик с очень особенными потребностями. Он хронически болен и нуждается в энтеральном питании. К тому же у него СДВГ (синдром дефицита внимания) и аутизм. Ему нужны особый уход и лекарства, а его мать не могла всё это обеспечить.

Не так давно от нас ушли два мальчика-подростка, которые прожили с нами три года. Когда мы их взяли, им было тринадцать и пятнадцать лет. Они всё время хотели вернуться в свою родную биологическую семью, что в итоге и произошло. Сейчас мы не поддерживаем связь.

Тебе могут предложить наркозависимого ребенка или того, кто только что прошел курс реабилитации. Или девочек, у которых не было здоровых отношений с мужчинами. Да, опекунам дают правдивую и детальную информацию о детях и их опыте, но нужно понимать, что не обо всём дети готовы были рассказать.

Мои собственные дети были младше мальчиков, когда мы их взяли, так что на тот момент я не имела опыта общения с подростками. Поэтому их поведение иногда шокировало, ведь с некоторыми вещами мы раньше не сталкивались.

У первого мальчика, Джона, был сложный характер. В итоге он перебрался в Англию, где попал в тюрьму. Его мать очень плохо относилась к нему, она никогда не играла отведенную ей роль, а была ему скорее другом. Она пристрастила его к наркотикам, потому что сама была зависима. Именно из-за наркотиков он оказался в тюрьме. Джон не ходил в школу и почти всё время, пока жил у нас, был под кайфом.

У второго мальчика было искаженное представление о женщине, из-за того что он подвергался сексуальному насилию.

О том, чтобы заставить его видеть во мне мать, не было даже и речи.

Первые шесть месяцев они оба прилагали все усилия, чтобы мы вернули их обратно. Потому что до этого все от них отказывались, включая их бабушку и дедушку. Мы это знали и отказываться не собирались. Мы искренне хотели помочь и обеспечить им прочную семью. В итоге они поняли это и восприняли с благодарностью

Важно не забывать, что дети часто принимают опекунов в штыки. Они хотят быть не с тобой, а со своей мамой, даже если она алкоголичка, даже если подвергала их жизнь опасности

У меня не было идеалистических представлений. Мои родители занимались опекунством, когда я была ребенком. Иногда они брали девочек, которые были беременны, но скрывали это от семьи. Я выросла с этим.

Я сама медсестра, так что смотрела на опекунство без лишних иллюзий и была готова. Но я знаю много пар, которые идут на это с мечтой забрать себе миленького голубоглазого светловолосого малыша. Даже те люди, у которых есть свои дети, не всегда до конца понимают, с чем будут иметь дело. Ты не можешь сказать: «О, я возьму опеку всего на год». В таком случае ты причинишь ребенку больше вреда, чем пользы.

Ты не можешь просто так бросать детей, которые тебе не подошли, — их и так слишком часто бросали.

Люди должны идти на это с широко раскрытыми глазами. Надо понимать, что ты отдаешь свой дом, свою свободу, свое время, которое мог бы провести с родными детьми. И поскольку чаще всего это проблемные дети, ты проводишь с ними гораздо больше времени, чем со своими собственными. Ты должен понимать причины, почему ты это делаешь, чтобы не вызвать сопротивление со стороны твоей семьи.

Нужно быть готовым и к тому, что процесс оформления опеки очень непростой. Органы внимательно изучают досье усыновителей, твою семью, проводят около двенадцати интервью. Причем не только с тобой, но и с остальными членами семьи. Если, например, раньше у тебя были отношения, пусть даже сорок лет назад, — они всё равно найдут твоего партнера и опросят его.

Возникает ощущение, что эти люди вспарывают твою жизнь, пока ты сам около полугода пребываешь на постоянном допросе. Но и дети проходят проверку, прежде чем попасть в семью.

Приемные дети. Проблемы

  Ваше решение взять в свой дом сироту, несомненно, заслуживает высокой оценки, ведь вы возвращаете семью, любовь и заботу брошенному ребенку. С другой стороны, ребенок – всегда проблема, а ребенок из детдома – проблема во много раз большая, особенно если он помнит о своем прошлом.

При усыновлении можно обследовать ребенка у врачей, чтобы убедиться, что в состоянии здоровья нет серьезных отклонений, а как предусмотреть отклонения в поведении? Как угадать, как отнесутся к выбранному вами ребенку ваши родители или родители супруга? А если у вас есть собственные дети, как они отнесутся к малышу и примут ли нового члена семьи? И сможете ли вы полюбить приемного малыша, как родного?

  Психологи, работающие с приемными семьями, рассказывают о множестве проблем, возникающих при усыновлении детей. Ведь в детдоме редко можно найти абсолютного здорового и с хорошими генами ребенка. Кроме того, ребенок, прошедший через детский дом или приют, брошенный родителями или потерявший их, прошедший через испытания голодом, насилием, получает сильную психологическую травму, которая впоследствии может вызвать нежелательные изменения в поведении.

К примеру, семья М., после того, как выросла и вышла замуж родная дочь, взяли из детдома десятилетнего мальчика Алешу, имевшего хорошие характеристики, успешно учившегося в школе. Месяц, который он провел с ними как гость, показал ребенка с хорошей стороны, и семья оформила усыновление. Но этот месяц был последним спокойным в их жизни. Мальчик начал лгать родителями по любому поводу, красть деньги из карманов и кошельков, грубить учителям в школе, драться с одноклассниками, приставать к девочкам. На него жаловались учителя, соседи по дому.
 
Беседы и наказания не приводили к положительному результату. Супруги М. отдавали ребенку все свободное время, окружая его заботой, лаской, стараясь смягчить характер ребенка. Поняв, что сами не справляются, обратились к психологам, а потом и психиатру. В течение года мальчика пытались привести в чувство специалисты и родители, но ничего не менялось. С душевной болью и чувством вины супруги вернули ребенка в детский дом. А мальчик на это никак не прореагировал.

Или вот еще случай, которых достаточно много.

Семья В. взяла из детского дома сестренок 7 и 10 лет. Девочки радовались, попав в семью, сразу начали называть родителей мамой и папой, хорошо учились и первое время не доставляли особых проблем. Освоившись в семье, почувствовав, что их любят, старшая, Лена, вдруг начала учиться хуже, откровенно хамить. Однажды отца вызвали в отделение полиции.

Девочку поймали на воровстве в магазине. Затем вызовы следовали один за другим. Родители повели ребенка на обследование к психологу, который выяснил, что у девочки наследственное заболевание – клептомания, которое раньше себя никак не проявляло. Родители вынуждены были вернуть детей в детдом.

Проблемы воспитания приемных детей бывают и не такими сложными, но в любом случае, решив взять из детдома ребенка, нужно быть готовым к трудностям, набираться терпения и любви.

 Стоит заметить, что приемные дети могут привнести не только проблемы воспитания. Есть еще ряд проблем, которые не предполагаются при принятии решения, но затем могут выйти на первый план.

Риск шестой: «в нашей семье такого быть не может»

Бывает, что родители относятся к поступкам ребенка (каким-то словам или, например, воровству) как к разрушающим базовые ценности семьи (сам ребенок ничего разрушить не может, это вопрос отношения – в другой семье те же поступки не вызвали бы такой острой реакции).

Например, в семье трое приемных детей. Старшего забрали из школы на экстернат и не отдали в спорт, хотя ему надо было тратить энергию и получать адреналин, зато поручили забирать из школы двух младших. Сначала дети в школе стали выуживать, что плохо лежит (выудили как минимум семь сотовых телефонов), из дома увели внушительную сумму денег и проиграли их на автоматах.

Когда все это вскрылось, прекрасная, обладавшая значительными ресурсами для воспитания детей семья была в непередаваемом шоке. «Он все в нас растоптал, а мы так его любили и так ему доверяли. В нашей семье никогда не было воров, разное было – свои мальчики тоже были не ангелы, но никогда и никто среди близких ничего не украл», – плакали они. Мама собрала чемоданы, собралась вести всех троих детей в опеку, но позвонила специалисту из ресурсного центра. Оперативная реакция психологов позволила не допустить импульсивного заявления в опеке (которое очень трудно вернуть назад), постепенно в семье произошло примирение.

Дело не в воровстве как таковом, а в реакции родителей. Часто возврат происходит в случае сексуализированного поведения ребенка. Например, ребенок неполных пяти лет, вышедший из семьи, где при нем мама занималась проституцией, не понимая, как окрашены эти действия, занимался публичной мастурбацией уже в первые месяцы после попадания в воцерковленную семью. Мама не могла этого выносить: говорила, что он делает это специально, чтобы вывести ее из себя, зная, как ей противно и плохо от этого. «Какой он подлый! – говорила она о ребенке в 4,5 года. – Он меня этим оскорбляет как женщину, я все могу простить, а подлости не могу».

К счастью, эта семья часто обращалась к специалистам, и со временем они развернулись лицом к ребенку, полюбили его всей душой, сейчас уже взяли второго ребенка (старшему сейчас семь).

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий